Ирена-Иоанна (malteez) wrote,
Ирена-Иоанна
malteez

Category:

"Повелитель мух". Противостояние двух вождей.

Я люблю читать. Это знают все.
В детстве я читала вообще все буквы, попадающиеся мне на глаза, от Фенимора Купера, до надписей на купюрах на языках пятнадцати братских республик, а также инструкции к электроприборам и передовицы местной прессы.

Сейчас я тоже читаю, но уже выборочно.
И когда мне попадается действительно хорошая книга, да еще известная, прочитанная ну всеми, кроме меня, я удивляюсь и радуюсь.

Вот так, несколько месяцев назад, я прочитала в первый раз «Повелитель мух» Голдинга. Первой реакцией был страх, тот страх, который возникает, когда лицом к лицу встречаешься с темнотой, живущей внутри человека.

А потом, спустя некоторое время, когда я прошла тренинг Юрия Бурлана по системно-векторной психологии, я поняла, что персонажи этой книги отличным образом иллюстрируют то, что я узнала на тренинге.


И я перечитала книгу еще раз. Напомню вкратце сюжет.

Идет война. Самолет, на котором эвакуировали детей, терпит крушение, и его малолетние пассажиры оказываются на необитаемом острове. Никто из них не знает где они, и не известно, как скоро их спасут и спасут ли вообще.
Остров, в принципе, вполне пригоден для жизни, на нем есть источник пресной воды, растут фрукты, водятся дикие свиньи. У ребятишек есть все возможности для выживания.

И они начинают выживать, как умеют.

Для начала, дети, разбросанные по джунглям, собираются все вместе.
Первые, с кем мы знакомимся — высокий, светловолосый Ральф и толстый близорукий Хрюша.

Ральф очень хорошо понимает, что нужно делать в таких обстоятельствах. Самостоятельный и ловкий, он испытывает потребность подвести подо все разумную базу, дети чувствуют к нему доверие, готовы слушаться его и следовать за ним.

Но кроме вожака Ральфа в племени (это можно назвать именно так) появляется лидер - высокий тощий рыжий мальчик по имени Джек Меридью. Джек очень хотел бы сам быть главным, но Ральф пользуется доверием большинства. Амбициозному Джеку не остается ничего кроме как возглавить свою небольшую группку - хор мальчиков, старостой которого он является, объявляет себя охотниками племени.

Третий важнейший персонаж — Хрюша. Этот плоскостопый, толстый, близорукий мальчик твердо знает, как надо поступать - ему его тетя всё объяснила. Он проявляет чудеса здравомыслия, хотя и излагает свои мысли долго, нудно, с множеством ненужных подробностей.

Сразу небольшое системное отступление.
С первого взгляда мы можем видеть, что на маленьком пространстве острова встретились уретральный вождь Ральф и кожный лидер Джек. Ральф от природы чувствует себя ответственным за выживание стаи. Самолюбивому Джеку важен его статус. Он испытывает сильный дискомфорт рядом с уверенно шагающим вперед Ральфом, а тот просто не замечает кожных мельтешений и попыток все ограничить Джека. Милый толстый Хрюша - выраженный носитель анального вектора: он поучает, наводит порядок и делится своими знаниями с членами племени.


Что же было дальше?

Ребята уверены, что их спасут, а пока корабль за ними в пути, они должны как следует наиграться! Им хочется, чтобы приключение было просто потрясающим!

«Нам нужны правила, и мы должны им подчиняться. Мы не дикари какие-нибудь. Мы англичане. А англичане всегда и везде лучше всех. Значит, надо вести себя как следует».
Это говорит Джек. (именно кожные люди создают закон, кожа – это и есть ограничение)

Уретральный Ральф тоже за жизнь по закону – закону справедливости, когда от каждого по способностям и каждому по его нехватке. Все остальное отпадает, как шелуха, за полной ненужностью.

После первых недель хаоса и разброда жизнь на острове потихоньку налаживается. На вершине горы поддерживается костер, на берегу строятся шалаши, охотники гоняют дичь.

Но, увы, не все так гладко: большинство ребят с удовольствием болтают на собраниях, а в реальной работе принимать участие не хотят. Шалаши строят только Ральф и мальчик по имени Саймон. А шалаши нужны, просто необходимы - некоторые из малышей не могут спать по ночам, потому что боятся Зверя, который может прийти из моря, и съесть их...

Отношения развиваются, племя распадается на две половины: охотники под руководством Джека, и остальные ребята, включая малышей под предводительством Ральфа.
Столкнувшись с детским нежеланием работать, Ральф, ощущая за других, целыми днями строит шалаши сам. В то время как Джек идет по следу свиньи, одурманенный желанием заработать себе славу. Кожно-зрительные мальчики по ночам кричат от страха перед кошмарным Зверем-людоедом.

Отдельно стоит сказать про звукового мальчика Саймона. Молчаливый, замкнутый, он не может подобрать слова на собрания, ему тяжело говорить на публику, он болезненно реагирует на резкие звуки. «Хохот больно ударил Саймона и разбил его решимость вдребезги». Но именно Саймон, с его звуковым вектором, как никто другой понимает природу Зверя, которого так боятся дети и все время пытается сказать, что Зверь не в море и не в джунглях, а внутри человека.


Разлом

Дети загорели, их кожа обветрилась, волосы отросли и спутались. Одежда повисла лохмотьями. Они все больше напоминают дикарей, но над ними «невидимый, но строгий, витает запрет прежней жизни». Их все еще «удерживает за руку  цивилизация».

И тут происходит несчастье. Их сигнальный костер, который должны были день и ночь поддерживать охотники, погас, погас именно в тот момент, когда на горизонте видна тоненькая полосочка дыма из трубы проходящего мимо корабля. Шанс на спасение упущен. Зато охотниками убита свинья.

Это вызывает конфликт между Джека с Ральфом, поскольку становится все более явно, что у них абсолютно разные приоритеты и цели. Голдинг говорит о них: «два мира чувств и понятий, неспособные сообщаться».

Классическое противостояние вождя и себялюбивого интригана кожника. Им тесно рядом. Кожный Джек ненавидит уретрального Ральфа, а Ральф просто не замечает его амбиций, до тех пор, пока его выходки не вредят стае…

Повелитель мух

Однажды Саймон натыкается на мертвую свиную голову, оставленную охотниками в жертву Зверю, и слышит ее голос.

«– И вы вообразили, будто меня можно выследить, убить? – сказала голова. Несколько мгновений лес и все другие смутно угадываемые места в ответ сотрясались от мерзкого хохота. – Но ты же знал, правда? Что я – часть тебя самого? Неотделимая часть! Что это из-за меня ничего у вас не вышло? Что все получилось из-за меня?
И снова забился хохот.
– А теперь, – сказал Повелитель мух, – иди-ка ты к своим, и мы про все забудем.
Голова у Саймона качалась. Глаза прикрылись, словно в подражание этой пакости на палке. Он уже знал, что сейчас на него найдет. Повелитель мух взбухал, как воздушный шар.
– Просто смешно. Сам же прекрасно знаешь, что там, внизу, ты со мною встретишься, – так чего же ты?»

Саймон отправляется на вершину, чтобы выяснить, кого или что считает Зверем всё племя. И находит то, что ищет: оказывается, что «зверь» – это запутавшийся в парашюте труп летчика. Он бежит к ребятам, чтобы рассказать им, что на вершине бояться некого…

Трагедия

Начинается гроза, разгоряченные охотой и едой, охотники танцуют и поют свои дикие песни. Порыв ветра поднимает парашют с трупом летчика, и, заметившие это, возбужденные, напуганные, объединенные своим воинственным единством, члены стаи превращаются в кровожадную толпу.

«Из ужаса рождалось желание – жадное, липкое, слепое.
– Зверя – бей! Глотку – режь! Выпусти – кровь!
Снова вызмеился наверху бело-голубой шрам и грянул желтый взрыв. Малыши, визжа, неслись с опушки, один, не помня себя, проломил кольцо старших:
– Это он! Он!
Круг стал подковой. Из лесу ползло что-то Неясное, темное. Впереди зверя катился надсадный вопль.
Зверь ввалился, почти упал в центр подковы.
– Зверя бей! Глотку режь! Выпусти кровь!
Голубой шрам уже не сходил с неба, грохот был непереносим. Саймон кричал что-то про мертвое тело на горе.
– Зверя – бей! Глотку – режь! Выпусти – кровь! Зверя – прикончь!
Палки стукнули, подкова, хрустнув, снова сомкнулась вопящим кругом. Зверь стоял на коленях в центре круга, зверь закрывал лицо руками. Пытаясь перекрыть дерущий омерзительный шум, зверь кричал что-то насчет мертвеца на горе. Вот зверь пробился, вырвался за круг и рухнул с крутого края скалы на песок, к воде. Толпа хлынула за ним, стекла со скалы, на зверя налетели, его били, кусали, рвали. Слов не было, и не было других движений – только рвущие когти и зубы.»

Единые в порыве животной ярости, связанные единством дикого танца, охотники убивают Саймона, приняв его за Зверя.

Становится все хуже и хуже

Джек строит укрепления на площадке охотников и становится настоящим тираном: бьет и наказывает тех, кто ему противоречит. Он совершает вылазку и похищает у Хрюши очки, чтобы с помощью единственной оставшейся линзы зажигать огонь. Бедный Хрюша, оставшись без очков, не видит ничего.

«– Я пойду к нему с рогом в руках. Я подниму рог. Я скажу ему – так, мол, и так, скажу, ты, конечно, сильней меня, у тебя нету астмы. И ты видишь прекрасно, скажу, ты обоими глазами видишь. Но я у тебя не прошу мои очки, я у тебя их не клянчу. И я не стану тебя упрашивать, мол, будь человеком. Потому что неважно, сильный ты или нет, а честность есть честность! Так что отдавай мне мои очки, скажу, ты обязан отдать!»

Увы, это последняя речь Хрюши, переговоры переходят в бой, во время которого Хрюша погибает. Эрик и Сэм, последние сторонники Ральфа связаны, Ральф остался один, и прячется в зарослях.

Последняя охота

… Его загоняют, как зверя, чтобы убить. Он смотрит на охотников из убежища, и видит раскрашенных дикарей, а не тех ребят, с которыми вместе оказался на острове. Дикари поджигают джунгли, чтобы выкурить Ральфа из его убежища.

Весь остров охвачен пламенем, и наконец, в самый последний момент, по законам приключенческого жанра, когда ужа на Ральфа уже наставлены десятки заостренных копий, приплывает катер с патрулем.

Ральф, загнанный и одинокий, и в этой ситуации остается вождем.
Пусть Джек чуть не уничтожил его физически, но на вопрос офицера «Кто у вас главный?», Ральф отвечает «Я». Он чувствует себя действительно ответственным за все, что произошло на этом острове с этими детьми.
А что же Джек? «Мальчуган в остатках немыслимой шапочки на рыжих волосах, с разбитыми очками, болтавшимися на поясе, шагнул вперед, но тут же передумал и замер»...


Такие вот системные игры.

Tags: Системно-векторная психология, Юрий Бурлан, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →