Ирена-Иоанна (malteez) wrote,
Ирена-Иоанна
malteez

Categories:

Врушки-девчушки

В выходные навещали в ЦДКБ Анькину подружку Дашу, которая там лежит.

Я люблю эту девочку, она очень милая и добрая.
Когда-то она узнала, что в соседнем доме кто-то плохо обращается с морской свиньей, пошла, уговорила отдать, забрала эту свинью всю в клее от скоча и в испражнениях, отмыла и отчистила. Свинья потом прожила счастливо несколько лучших лет своей жизни.

И родителей я знаю очень давно. Нормальные родители, правда, иногда у меня складывается впечатление, что мама воспитывает детей как щенков, посредством команд «стоять», «ко мне» и проч, но это характерно в той или иной мере всем собачникам, я и сама иногда замечаю, что перед тем, как перейти дорогу, командую Аньке «рядом». Бывает, да.

Погода теплая, девчонки гуляют по территории больницы, качаются на качелях, и болтают.
Потом Даша начала мне расcказывать:«У нас дома на завтрак обычно овсяная каша, и мы ее съедать должны за десять минут. Я один раз не успела за десять минут съесть кашу, так мама мне ее вывалила на голову, и так отправила в школу на весь день».

Вот я онемела на этом месте, верите?



Конечно, первая моя реакция была ожидаемой — осудить мать-гадюку, ужаснуться злодеяниям, и пожалеть бедняжку, подвергшуюся такому унижению. Тем более, статистика насилия над детьми в семьях действительно чудовищная, на ум сразу приходят разные случаи, известные из сводок новостей.

Можно, конечно, предположить, что это правда. Тогда получается не очень хорошая картинка. Мама, в этом случае- явная обладательница анального вектора, ее фрустрации повлекли садистирование над детьми, хотя, конечно, она сама считает, что учит их уму-разуму. За этот вариант говорит так же то, что сколько я ее знаю, столько она держала собак, которых воспитывала очень жестко. Кроме того, она работает ювелиром, а значит, анально-зрительная связка в наличии. Но, с другой стороны, разве может человек, реализованный и в семье и в профессии, садистировать над своими детьми?

Д
а еще у меня, всё же, не уложилась в голове картинка человека, сидящего на уроках с кашей на голове. Вот прямо совсем не уложилась. Любой учитель, увидев такое, отправит ребенка домой мыть голову, и приводить себя в приличный вид, и попросит родителей детей с кашей на голове больше в школу не присылать. Да и не представляю я себе как мать может настолько попрать человеческое достоинство ребенка. Можно наказать, но не унизить, это для нормального родителя нерушимое правило, как я считаю. И девица мало похожа на жертву, признаться.

Вся эта история мне сильно напомнила еще одну девочку из Анькиного класса, Наташу, которая в школе постоянно говорит, что родители ее обязательно убьют, или, как минимум, изобьют, за двойку, за разорванные колготы, потерянную тетрадку и проч. Сначала девчонки переживали за нее, и с утра с облегчением вздыхали, увидев ее на пороге класса - «Уффф, жива, не убили». Потом поняли, что это художественное преувеличение, и перестали обращать внимание. Но, что забавно, Наташа дома рассказывает, как ее в школе никто не любит, все обижают, никто не берет в свои компании, и всячески травят. Ну, и конечно, на уроках не вызывают, а на дом ничего не задают. Какие оценки? Меня не спрашивали.

Я общаюсь с матерью, и отлично знаю, что особых лишений в семье ребенок не претерпевает, наказывают ее даже не за оценки, а за недонесение оценок до дома и вранье, и наказывают в основном отменой прогулок, телевизора, и прочих детских благ. Об убийстве и истязаниях речь ни в коем случае не идет.


Точно так же и в школе ее никто не обижает, все относятся к ней ровно, и, хотя в классе бушуют страсти и интриги, конкретно Наташа не является ни жертвой их, ни изгоем.

«В кого она такая» - огорчается ее мать - «меня мой отец лупил за малейшую провинность, но я никогда не врала, а она придумывает что ее истязают дома, хотя никто ее не трогает».

Она не понимает, что ее дочь это не она сама, и через себя и свои ценности, в ее случае ценности анального вектора, действия Наташи оценивать нельзя. Но ведь не просто так врет, причем врет постоянно, Наташа?

Случаи и разные, и похожие. Поэтому у меня сложилось такое объяснение событий:

Даша, обожающая свинок, котяток и хомячков, явная носительница зрительного вектора.

Кроме Даши у ее мамы еще двое близнецов, работа, дача, муж, хозяйство. Ребенок недополучает от матери эмоциональную связь, и, уходя в свой мир, живет в фантазиях. Ее зрительный вектор не наполнен и не развивается. Даша придумала эту историю для того, чтобы ее, одинокую и скучающую в больнице, пожалели и проявили интерес к ее жизни. Зрительники ведь всегда нуждаются в любви и сочувствии. У нее нехватка эмоциональной связи, и пытаясь установить эту связь буквально с первым встречным, Даша пытается восполнить свою нехватку.

Об этом говорят и другие ее истории, про то, как ей не стали праздновать день рождения, как не навещают в больнице, и т.д. То есть ее реплики, обращенные ко мне, так или иначе взывали к моему сочувствию. Она по-зрительному достает краски, и приукрашивает свои будни, чтобы уж наверняка получить от слушателей эмоциональный отклик.


Наташа тоже обладает зрительным вектором.

Она начинает искать эмоциональный отклик у окружающих через представление себя самой угнетенной, хронически униженной и оскорбленной. Кстати, ее рассказы очень убедительны, наша первая классная дама вначале верила в то, что ребенка действительно дома истязают. Выставляя себя в невыгодном свете, Наташа оговаривает сама себя. Наташино поведение характерно для зрительных детей с большой долей страхов. Откуда взялись ее страхи? Чаще всего, увы, детские зрительные страхи растут из отношений в семье. Наташина мама — дочь полковника советской армии, ее в детстве воспитывали ремнем. Папа — сам подполковник, очень авторитарно себя ведущий. Зрительная ранимая Наташа не чувствует себя полностью в безопасности в семье, в которой значимыми являются анальные ценности - «сыт, одет, обут, уроки сделаны, чего еще», у нее нет ни доверия, ни эмоциональной связи с родителями. Она оговаривает себя, чтобы вызвать жалость и спрятать какой-то существенный, с ее точки зрения поступок. Вранье выходит наружу, за ним следует наказание, которое провоцирует еще большее вранье, и, увы, иногда и воровство. Анальные родители не могут понять, откуда у них, таких порядочных и честных, взялось такое дитя.

Абсолютно разные девочки, разное поведение, одна проблема.

Ненаполненность зрительного вектора, отсутствие эмоционального контакта с матерью, в силу ли занятости матери, как в Дашином случае, или в силу ригидности мышления, как в случае мамы Наташи.

Неужели ничего нельзя сделать? Ведь когда девочки вырастут, их зрительная неразвитость и поведенческие особенности могут доставлять им неприятности, и сделать их по-настоящему несчастными людьми.

На тренинге по системно-векторной психологии нам рассказывали, что пока не прошел пубертат, не все потеряно. Родители, прежде всего, конечно, мамы, могут найти причины детской лжи, пересмотрев отношения с ребенком. Установить эмоциональную связь, добиться доверия, убедить, что в семье ребенок в безопасности, дать ему ту любовь, в которой он нуждается, вытащить из мира фантазий.

Проще простого, услышав о каком-то событии, сделать быстрые выводы, осудить кого-то и заклеймить. Гораздо сложнее проанализировать ситуацию, и понять мотивы, толкающие людей к словам и поступкам.

Всё, что мы слышим или принимаем от других людей, обусловлено их векторальным набором. Каждый действует с соответствии с особенностями, определяемыми самими векторами, и степенью их развитости. Тем более — дети. Как-то нам всем надо усвоить, что это не дети какие-то не такие, а это мы не поняли, как их правильно воспитывать.

Мне стало нравиться смотреть на людей через очки системно-векторной психологии, начинаешь их понимать, принимать такими, какие они есть, а не такими, какими мне хочется их видеть. И не осуждать, потому что все ведут себя так, как у них получается.)

Пока я писала этот пост, Аня, оторвавшись от альбома, в котором она фломастерами рисовала Роберта Дауни- мл, сообщила мне: «А, мам, кстати, я сегодня двойку по русскому получила», и снова вернулась к рисованию. «Ура» - подумала я - «какое счастье, что она не боится мне про это говорить, и что она и не думает врать и скрывать».
Хотя бы здесь я не промазала мимо кассы, надеюсь.



Tags: Системно-векторная психология, Юрий Бурлан, детки, детские страхи, случай из жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →